0 0 10 1

Одна женщина. Один мужчина.
Одна случайная встреча.

Мистер Грей готов вас принять, мисс Стил, заходите, – произносит блондинка номер два.
Я встаю и чувствую, что ноги у меня подгибаются. Стараясь справиться с нервами, хватаю сумку и, оставив стакан с водой прямо на кресле, направляюсь к приоткрытой двери.
Можете не стучать – просто заходите, – мило улыбается она.
Я открываю дверь, заглядываю внутрь и, споткнувшись о собственную ногу, падаю головой вперед.
Черт, ну нельзя же быть такой неуклюжей! Я стою на четвереньках в дверях кабинета мистера Грея, и чьи то добрые руки помогают мне подняться. Дурацкая ситуация. Я боюсь поднять глаза. Черт! Да он совсем молодой.
Мисс Кавана. – Едва я поднимаюсь на ноги, он протягивает мне руку с длинными пальцами. – Кристиан Грей. Вы не ушиблись? Присаживайтесь. Молодой, высокий и очень симпатичный. В великолепном сером костюме и белой рубашке с черным галстуком. У него непослушные темно медные волосы и проницательные серые глаза, которые внимательно меня разглядывают. Проходит какое то время, прежде чем я вновь обретаю дар речи.
Нет, так получилось… – бормочу я.
Если ему больше тридцати, то я – испанский летчик. Бессознательно я протягиваю ему руку. Когда наши пальцы соприкасаются, по моему телу пробегает странная, пьянящая дрожь. Я в смущении отдергиваю руку. Наверное, электрический разряд. Мои ресницы хлопают в такт биению сердца.
Мисс Кавана заболела, я приехала вместо нее. Надеюсь, вы не возражаете, мистер Грей.
А вы кто?
В голосе слышна теплота. По видимому, ситуация его забавляет, хотя трудно судить по невозмутимому выражению лица. Возможно, он заинтересован, но, главным образом, вежлив.
Анастейша Стил. Я изучаю английскую литературу вместе с Кейт, э э… Кэтрин… э э… мисс Кавана.
Понятно, – говорит он просто. Кажется, на его лице проскальзывает улыбка, но я не уверена.
Присаживайтесь. – Он делает жест в сторону углового дивана, обтянутого белой кожей.
Его кабинет слишком велик для одного человека. Напротив огромных, во всю стену, окон стоит невероятных размеров стол черного дерева, вокруг которого легко разместятся шесть человек. В таком же стиле журнальный столик рядом с диваном. Все остальное: потолок, пол и стены – белого цвета, за исключением висящей рядом с дверью мозаики из тридцати шести маленьких картин, составляющих один большой квадрат. Привычные, повседневные предметы выписаны на них так тщательно, что кажется, будто перед тобой фотографии. Все вместе смотрится потрясающе – аж дух захватывает.
Местная художница. Троутон, – поясняет Грей, проследив мой взгляд.
Здорово. Удивительное в обыденном, – бормочу я, смущаясь и от его замечания, и от картин.
Он склоняет голову набок и внимательно на меня смотрит.
Совершенно с вами согласен, мисс Стил, – произносит Грей негромко, и я почему то краснею.
Если не считать картин, его кабинет – холодный, чистый и абсолютно стерильный. Интересно, это и есть отражение внутреннего мира Адониса, грациозно опустившегося в одно из белых кожаных кресел напротив меня? Я встряхиваю головой, стараясь отогнать ненужные мысли, и достаю из сумки вопросы, которыми снабдила меня Кейт. Затем пытаюсь подготовить к работе портативный диктофон. У меня ничего не получается, я два раза роняю его на журнальный столик. Мистер Грей молчит и – надеюсь – терпеливо ждет, а я все больше волнуюсь и нервничаю. Когда же я наконец набираюсь смелости поднять на него глаза, одна рука у него расслабленно лежит на колене, а второй он обхватил подбородок, приложив длинный указательный палец к губам. По моему, он пытается подавить улыбку.
Прошу прощения. – Уф, наконец то получилось. – Я еще с ним не освоилась.
Не торопитесь, мисс Стил, – произносит Грей.
Вы не против, если я запишу ваши ответы?
После того, как вы с таким трудом справились с диктофоном? Вы еще спрашиваете?
К моим щекам приливает краска. Я моргаю, не зная, что сказать. Он, по видимому, пожалев меня, смягчается:
Нет, не против.
Кейт, то есть мисс Кавана, говорила вам о целях интервью?
Да, оно для студенческой газеты, поскольку я буду вручать дипломы на выпускной церемонии.
Ого! Для меня это новость, и я сразу представляю себе, как кто то немногим старше меня, пусть даже суперуспешный, будет вручать мне диплом. Я хмурюсь, стараясь сосредоточить ускользающее внимание на более близкой задаче.
Хорошо. – Я сглатываю слюну. – У меня к вам несколько вопросов.
Снова закладываю за ухо непослушный локон.
Я не удивлен, – невозмутимо произносит он. Да этот мистер Грей просто смеется надо мной! Щеки у меня горят, я стараюсь сесть прямо и расправить плечи, чтобы казаться выше и уверенней. С видом настоящего профессионала жму на кнопку.
Вы очень молоды и тем не менее уже владеете собственной империей. Чему вы обязаны своим успехом?
Он сочувственно улыбается, но выглядит немного разочарованным.
Бизнес – это люди, мисс Стил, и я очень хорошо умею в них разбираться. Я знаю, что их интересует, чему они радуются, что их вдохновляет и как их стимулировать. У меня работают превосходные специалисты, и я хорошо им плачу. – Он замолкает и внимательно смотрит на меня. – По моему убеждению, для того, чтобы добиться успеха в каком нибудь деле, надо овладеть им досконально, изучить его изнутри до малейших подробностей. Я очень много для этого работаю. Решения, которые я принимаю, основаны на фактах и логике. У меня природный дар распознавать стоящие идеи и хороших сотрудников. Результат всегда зависит от людей.
Может быть, вам просто везло? – Этого вопроса у Кейт нет, но он так заносчив!
Я вижу, как в его глазах вспыхивает удивление.
Я не полагаюсь на случай или на везение, мисс Стил. Чем больше я работаю, тем больше мне везет. Все дело в том, чтобы набрать в свою команду правильных людей и направить их энергию в нужное русло. Кажется, Харви Файрстоун говорил, что «величайшая задача, стоящая перед лидером, – это рост и развитие людей».
А вы, похоже, диктатор. – Слова вырываются у меня прежде, чем я успеваю сдержаться.
Да, я стараюсь все держать под контролем, мисс Стил.
В словах мистера Грея нет ни капли шутки. Я гляжу на него, он невозмутимо смотрит мне прямо в глаза. Мое сердце начинает биться чаще, я снова краснею.
Почему я так смущаюсь? Может, из за того, что он невероятно хорош собой? Или из за блеска в его глазах? Или из за того, как он касается указательным пальцем верхней губы? Лучше бы он так не делал.
Кроме того, безграничной властью обладает лишь тот, кто в глубине души уверен, что рожден управлять другими, – тихим голосом продолжает Грей.
Вы чувствуете в себе безграничную власть?
«Ну точно диктатор!»
Я даю работу сорока тысячам человек, мисс Стил, и потому чувствую определенную ответственность – называйте это властью, если хотите. Если я вдруг сочту, что меня больше не интересует телекоммуникационный бизнес и решу его продать, то через месяц или около того двадцати тысячам человек будет нечем выплачивать кредиты за дом.
У меня отваливается челюсть. Потрясающая бесчеловечность.
Разве вы не должны отчитываться перед советом?
Я владелец компании. И ни перед кем не отчитываюсь.
Он кривит бровь, глядя на меня. Я снова краснею. Ну конечно, я должна была это знать, если бы готовилась к интервью. Но каков наглец!..
Пробую зайти с другой стороны.
А чем вы интересуетесь кроме работы?
У меня разнообразные интересы, мисс Стил. – Тень улыбки касается его губ. – Очень разнообразные.
Не знаю почему, но меня смущает и волнует пристальный взгляд. В глазах Грея мне чудится какая то порочность.
Но если вы так много работаете, как вы расслабляетесь?
Расслабляюсь? – Он улыбается, обнажая ровные белые зубы. У меня перехватывает дыхание. Нельзя быть таким красивым. – Ну, для того чтобы, как вы выразились, расслабиться, я хожу под парусом, летаю на самолете и занимаюсь различными видами физической активности. Я очень богат, мисс Стил, и поэтому у меня дорогие и серьезные увлечения.
Чтобы сменить тему, я быстро просматриваю вопросы, которые дала мне Кейт.
Вы инвестируете в производство. Зачем?
Почему мне так неловко в его присутствии?
Мне нравится созидать. Нравится узнавать, как устроены вещи, почему они работают, из чего сделаны. И особенно я люблю корабли. Что еще тут можно сказать?
Получается, что вы прислушиваетесь к голосу сердца, а не к фактам и логике.
Он усмехается и смотрит на меня оценивающе.
Возможно. Хотя некоторые говорят, что у меня нет сердца.
Почему?
Потому что хорошо меня знают. – Его губы изгибаются в кривой улыбке.
Вы легко сходитесь с людьми?
Я пожалела об этом вопросе сразу же, как только его задала. В списке Кейт его не было.
Я очень замкнутый человек, мисс Стил. И многим готов пожертвовать, чтобы защитить свою личную жизнь. Поэтому редко даю интервью, – заканчивает он.
А почему вы согласились на этот раз?
Потому что я оказываю финансовую поддержку университету, и к тому же от мисс Кавана не так то легко отделаться. Она просто мертвой хваткой вцепилась в мой отдел по связям с общественностью, а я уважаю такое упорство.
Да уж, упорства Кейт не занимать. Именно поэтому, вместо того чтобы готовиться к экзаменам, я сижу здесь и ерзаю от смущения под пронизывающим взглядом Грея.
Вы также вкладываете деньги в сельскохозяйственные технологии. Почему вас интересует этот вопрос?
Деньги нельзя есть, мисс Стил, а каждый шестой житель нашей планеты голодает.
То есть вы делаете это из филантропии? Вас волнует проблема нехватки продовольствия?
Грей уклончиво пожимает плечами.
Это хороший бизнес, – говорит он, как мне кажется, не совсем искренне.
Я не вижу тут никаких возможностей для извлечения прибыли, одну только благотворительность. Немного недоумевая, задаю следующий вопрос:
У вас есть своя философия? И если да, то в чем она заключается?
Своей философии как таковой у меня нет. Ну разве что руководящий принцип – из Карнеги: «Тот, кто способен полностью владеть своим рассудком, овладеет всем, что принадлежит ему по праву». Я человек целеустремленный и самодостаточный. Мне нравится все держать под контролем: и себя и тех, кто меня окружает.
Так значит, вам нравится владеть?
«Тиран!»
Я хочу заслужить обладание, но в целом – да, нравится.
Вы суперпотребитель?
Точно.
Он улыбается, хотя глаза остаются серьезными. Это расходится с его словами о том, что он хочет накормить голодных. У меня неприятное чувство, будто мы говорим о чем то другом, только я совершенно не понимаю, о чем. Я сглатываю. В комнате становится жарко, а может, меня просто бросило в жар. Поскорее бы закончилось интервью. Ведь у Кейт уже достаточно материала?.. Я смотрю на следующий вопрос.
Вы приемный ребенок. Как это на вас повлияло?
Ой, какая бестактность! Я смотрю на Грея, надеясь, что он не обиделся. Он хмурит брови.
У меня нет возможности это узнать.
Мне становится интересно.
Сколько вам было лет, когда вас усыновили?
Эти данные можно почерпнуть из общедоступных источников, мисс Стил.
Суров. Я снова краснею. Черт! Конечно, если бы я готовилась к интервью, то знала бы его биографию. Быстро перехожу к следующему пункту.
У вас нет семьи, поскольку вы много работаете.
Это не вопрос. – Он краток.
Прошу прощения. – В его присутствии я чувствую себя нашкодившим ребенком. – Вам пришлось пожертвовать семьей ради работы?
У меня есть семья. Брат, сестра и любящие родители. Никакой другой семьи мне не надо.
Вы гей, мистер Грей?
Он резко вздыхает, и я в ужасе съеживаюсь. Зачем я читаю все подряд? Как теперь объяснишь, что вопросы не мои? Ох уж эта Кейт! Нашла что спрашивать!
Нет, Анастейша, я не гей.
Брови удивленно подняты, в глазах холодный блеск. Похоже, ему неприятно.
Прошу прощения. Тут так написано.
В первый раз за все время он назвал меня по имени. Сердце у меня забилось, а щеки опять покраснели. Я снова пытаюсь заложить за ухо непослушную прядь.
Он склоняет голову набок.
Вы не сами писали вопросы?
Кровь отливает у меня от лица. Только не это.
Э… нет. Кейт, то есть мисс Кавана, дала мне список.
Вы с ней вместе работаете в студенческой газете?
Черт! Я не имею никакого отношения к студенческой газете. Это ее общественная работа, а не моя. Мое лицо пылает.
Нет, она моя соседка по комнате.
Грей в раздумье трет подбородок, его серые глаза оценивающе смотрят на меня.
Вы сами вызвались на это интервью? – спрашивает он ровным голосом.
Постойте, кто тут кого интервьюирует? Но под его прожигающим насквозь взглядом я вынуждена отвечать правду.
Меня попросили. Она заболела, – почти шепчу я.
Тогда понятно.
В дверь стучат, и входит блондинка номер два.
Прошу прощения, мистер Грей, через две минуты у вас следующий посетитель.
Мы еще не закончили, Андреа. Пожалуйста, отмените встречу.
Андреа в нерешительности глядит на него, похоже, не зная, что предпринять. Он медленно поворачивается в ее сторону и поднимает бровь. Она заливается краской. О господи, не одна я такая.
Хорошо, мистер Грей, – бормочет она и выходит.
Он хмурится и снова переносит внимание на меня.
Так на чем мы остановились, мисс Стил?
О, мы вернулись к «мисс Стил».
Мне неловко отрывать вас от дел.
Я хочу узнать о вас побольше. По моему, это справедливо.
В его серых глазах горит любопытство. Вот влипла! Что ему надо? Он кладет руки на подлокотники и сплетает пальцы под подбородком. Его рот меня ужасно… отвлекает. Я сглатываю.
Ничего интересного, – говорю я, снова краснея.
Чем вы намерены заниматься после университета?
Я пожимаю плечами, смущенная его вниманием. «Переберусь вместе с Кейт в Сиэтл, найду квартиру, устроюсь на работу», – так далеко я не загадывала.
Еще не решила, мистер Грей. Сначала мне нужно сдать выпускные экзамены.
К которым я должна сейчас готовиться – а не сидеть в роскошном стерильном офисе, изнывая под вашим проницательным взглядом.
У нас отличные программы стажировки для выпускников, – произносит Грей негромко, и у меня глаза лезут на лоб. Он предлагает мне работу?
Хорошо, буду иметь в виду, – бормочу я, совершенно сбитая с толку. – Хотя, по моему, я вам не гожусь.
Черт. Лучше бы я промолчала.
Почему вы так думаете?
Он вопросительно склоняет голову на сторону, тень улыбки мелькает на губах.
Это же очевидно.
Я неуклюжая, растрепанная и не блондинка.
Мне – нет.
Взгляд его становится пристальным, он вовсе не шутит, и у меня внезапно сводит мышцы где то в глубине живота. Я отвожу глаза и упираюсь взглядом в свои сплетенные пальцы. Что вообще происходит? Мне пора идти. Я тянусь за диктофоном.
Если позволите, я вам все тут покажу, – предлагает он.
Мне бы не хотелось отрывать вас от дел, мистер Грей, а кроме того, у меня впереди очень долгая дорога.
Вы хотите сегодня вернуться в Ванкувер, в университет? – Он удивлен и даже встревожен. Мельком смотрит в окно, за которым начинает накрапывать дождь. – Езжайте осторожнее, – говорит он строго. Ему то какое дело? – Вы все взяли, что хотели?
Да, сэр, – отвечаю я, заталкивая диктофон в сумку. – Благодарю вас за интервью, мистер Грей.
Было очень приятно с вами познакомиться. – Неизменно вежлив.
Я встаю. Грей тоже встает и протягивает мне руку.
До скорой встречи, мисс Стил.
Это похоже на вызов или на угрозу. Трудно разобрать. Я хмурюсь. Зачем нам встречаться? Когда я пожимаю его руку, то снова чувствую между нами этот странный электрический ток. Наверное, я переволновалась.
Всего доброго, мистер Грей.
С плавной грацией атлета он подходит к двери и распахивает ее передо мной.
Давайте я помогу вам выбраться отсюда, мисс Стил. – Грей чуть улыбается. Очевидно, намекает на мое совсем не изящное появление в его кабинете.
Вы очень предусмотрительны, мистер Грей, – огрызаюсь я, и его улыбка становится шире. «Рада, что позабавила вас, мистер Грей», – мысленно шиплю я и от негодования выхожу в фойе. К моему удивлению, он выходит вместе со мной. Андреа и Оливия поднимают головы, они тоже удивлены.
У вас было пальто? – спрашивает Грей.
Да.
Оливия вскакивает и приносит мою куртку, но не успевает подать мне – ее забирает Грей. Он помогает мне одеться, я, смущаясь, влезаю в куртку. На мгновение Грей кладет руки мне на плечи. У меня перехватывает дыхание. Если он и замечает мою реакцию, то ничем это не выдает. Его длинный указательный палец нажимает на кнопку вызова лифта, и мы стоим и ждем: я – изнывая от неловкости, он – совершенно невозмутимо. Наконец двери подъехавшего лифта открывают путь к спасению. Мне необходимо как можно скорее выбраться отсюда. Обернувшись, я вижу, что Грей стоит рядом с лифтом, опершись рукой о стену. Он очень, очень красив. Меня это смущает. Не сводя с меня пронзительного взгляда серых глаз, он произносит:
Анастейша.
Кристиан, – отвечаю я.
К счастью, дверь закрывается.

прекрасное видео, которое просто обязано быть в моем блоге [x ]

Оригинал публикации на Вьюи

Новые записи в блоге

MYDEATH — Sweet death

MYDEATH · @mydeath 8 0 10 1

MYDEATH · @mydeath 8 0 10 1

— Зачем тебе сова?

— Не задавай глупых вопросов..

MYDEATH · @mydeath 8 0 10 1

Я не хочу более его прикосновений. Не потому что устала, не потому что не люблю, а потому что они обжигают, сводят с ума и это повторяется снова и снова. Я хочу забыться в нем, раствориться, но мне остается лишь тлеть и сгорать где-то вдали, и это рождает во мне ненависть. Ненависть к себе, ненависть ко всему, что я так люблю. К его губам, его прикосновениям, ласкам. Это то, что заставляет меня хотеть быть рядом всегда, что невозможно. Восьмой месяц сумасшествия. И это не конец. Он не поймет меня, да и сказать я не могу… И приходится сходить с ума в одиночестве, а что мне еще остается? Пускай и дальше думает, что я дура, которая так и ищет повод вытерпеть ему нервы, пусть… Может оно и так, но я не хочу больше так. Я не хочу жить на одном острове, но пребывать на разных концах. Хоть мы и живем в одном городе, но встреча раз в неделю или две на несколько часов это как конфетка, которую дают ребенку, и как только он начинает радоваться, ее отнимают. Проще было бы остаться просто друзьями по переписке, не встречаться, не влюбляться в него, как наивной дурочке, не видеть в нем надежды. Но ничего уже не изменить. Я не знаю, что ему сказать, чтобы он меня понял. Ведь даже прочитав это он ничего не поймет. Смотрю на проходящие мимо пары, и улыбаюсь, завидуя им. В желании быть ближе чем на шаг от того, кого люблю. В итоге я утыкаюсь в телефон и набираю текст, потому что ничего больше и не остается.